?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Чего не выдержал Митя?

 На днях перечитывала Бунина "Митина любовь". Как и в студенческие годы, когда в первый раз прочитала это рассказ, была неожиданно удивлена развязкой. Подумаешь, увлекся герой одной девицей, потом другой. Но почему Митя застрелился, чего не выдержал?
Точнее всего, на мой взгляд, причина объясняется в статье литературного критика Степуна: http://philology.ruslibrary.ru/default.asp?trID=263
 
Любовь Мити, лишенная душевной составляющей, трансформируется в чувственность, томление, вожделение, похоть. В момент встречи с Аленкой Митю охватывает «страшная сила телесного желания, не переходящая в... душевное». Когда происходит наконец то, чего он так хотел, Митя «поднялся совершенно пораженный разочарованием».

"Весь следующий день он страшно, неутешно плачет, неприкаянно бродит без единой кровинки в лице, с заплаканными, безумными глазами. Он чувствует, что все навек кончено (и не только потому, что Катя написала, что уезжает, но и потому, что было это страшное и смертоносное с Аленкой), и нет предела его отчаянному бессилию любви и нежности к единственной Кате, но и отвращения к ней (к ней, решившейся бежать с «ним», но и к ней, обернувшейся в его вожделении Аленкой и так жестоко разочаровавшей его душу, убившей ее).

Остался один грех, смертный грех предательства лица любимого человека, предательства лица любви безликому полу — смерти. Конец романа со слов: «и стало быстро темнеть» — написан с потрясающей силой. Душевная боль Мити, переходящая в болезнь, в жар, в летаргическое оцепенение, раздвоение времени на два времени, дома на два дома и Мити на душу и тело, — все это при чтении переживаешь как-то совершенно особенно, всем составом своего существа: фантазией, душевною болью и телесным ознобом. Митин дух в страшной тоске, но тело полно физиологической памяти о «шалаше». В полусне, полубреду, он чувствует, что идет «по какому-то чужому залу вслед за уходящей от него молоденькой нянькой» (к своей няньке было первое, детское, Митино вожделение), которое, не воплощаясь до конца в Аленку, вдруг оборачивается женщиной — не Катей ли? — с припудренным личиком и обнаженными плечами, в шелковой желтой юбке, в туфельках на высоких каблуках, в черных ажурных чулках. Бодро и жутко оглядываясь, входит бритый господин в смокинге, развязный, наглый, обнимает (ну, конечно же, Катю!) за талию; она, зная, что будет, робея и стыдясь, охватывает его шею, всем телом прижимается к нему и... и Митя, всею душою чувствуя чудовищную противоестественность соития, все же как будто бы разделяет его с бритым, ненавистным господином.

В этом конце есть очень большая и изумительно неподчеркнуто данная тонкость. В каком-то сверхновеллистическом, по своему стилю уже трагедийном, ощущении великой справедливости слепой судьбы, сливает Бунин Митю (как бы в отмщение за то, что Митя сам слил в своем вожделении любимую Катю с купленной Аленкой) с образом ненавистного ему бритого господина; в страшном кошмаре своего ночного раздвоения Митя как бы берет Катю, но берет ее не в своем собственном образе, а в образе своего соперника. В этом гнусном слиянии воедино не только двух женщин, но себя и своего соперника в отношении к одной и той же, да еще подлинно любимой, женщине, смертоносная стихия безликого пола окончательно торжествует над ликом Митиной любви. Это торжество и уводит Митю из жизни. Нет, значение «Митиной любви» совсем не только в том, что в ней мастерски рассказана несчастная любовь запутавшегося в своих чувствах гимназиста, но в том, что проблема Митиного несчастия включена Буниным в трагическую проблематику Человека."

Определимся с терминами:
Вожделение - страстное плотское желание.
Похоть - всякая незаконная страсть и желание; развращение сердца, влекущее ко злу и греху. "Каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотию. Похоть же, зачавши, рождает грех" (Иак. I, 14, 15)

Значит,  предательство в любви и собственное падение заставило Митю испытывать чувство вины и желание ее искупления, т. е. смерти.

Откуда всё это берется в человеке? Неужели свобода и вседозволенность определены состоянием общества?

Оказывается по подобию анонимных алкоголиков есть группа анонимных сексоголиков.  Здесь я и нашла ответы на все свои вопросы.
Что такое похоть? Личная точка зрения.

Довольно трудно дать точное определение, но вот как выглядит похоть в моей жизни. Это рабовладелец, который хочет контролировать мою сексуальную жизнь в своих целях, по-своему и когда только пожелает. И ещё её можно сравнить с умственно-духовным шумом, который искажает и извращает секс, так же, как и хриплые помехи в радиоприемнике искажают приятную мелодию.

Похоть – это не секс, это вообще не физиологическое явление. Она напоминает щит из эгоцентричных фантазий, который отделяет меня от реальности, будь то реальность меня самого в случае секса с самим собой, или реальность моей супруги. Она одинаково обращается с подругой, проституткой или с моей женой. Таким образом, она отрицает подлинную личность – мою или другого человека; она анти-реалистична, она подрывает мою собственную реальность, она работает против меня.

Пока похоть активна, у меня не может быть настоящей близости с моей женой, потому что она как человек не имеет значения, она даже мешает мне; она просто представляет собой сексуальный инструмент. И я не могу иметь настоящее единство с самим собой, до тех пор, пока я сам в себе разделяюсь, занимаясь сексом с собой. Этот выдуманный партнёр, которого я сотворил в своем разуме, на самом деле, частичка меня самого! Когда есть похоть, секс не является результатом союза двух личностей; он не вытекает из этого союза. Секс, в основе которого лежит похоть, делает истинный союз невозможным.

Природа похоти как «радиопомехи», которую я «накладываю» на секс, может быть разной: воспоминания, фантазии, от сексуальных до мстительных или даже вовлекающих насилие. Или это может быть мысленный образ какого-нибудь фетиша или другого человека. Если рассматривать похоть в таком свете, то мы увидим, что она может существовать вне секса. И действительно, есть люди, которые не в состоянии заниматься сексом вообще, и которые при этом одержимы похотью. Я рассматриваю свою похоть как силу, которая вмешивается в другие мои инстинкты и извращает их: желание есть, пить, мою работу, гнев… Я знаю, что у меня есть похоть на негодование, и она кажется такой же сильной, какой когда-либо была моя сексуальная похоть.

По моему опыту, похоть не является физической, это даже не сильное сексуальное желание. Мне кажется, что это духовная сила, которая искажает мои инстинкты; и если я позволю ей разбушеваться в одной сфере, она начнет стремиться к тому, чтобы заразить и другие сферы. И поскольку она сама по себе не привязана к сексу, она пересекает все границы, включая пол. Когда похоть стоит за моими сексуальными фантазиями или пристрастиями, они могут пойти в любом направлении и формироваться в соответствии с моим опытом. Таким образом, чем больше я погружаюсь в сексуальную похоть, тем меньше во мне остается подлинной сексуальности.

Поэтому для меня как выздоравливающего сексоголика целью должна быть жизнь в свободе от похоти. Если я допускаю ее в любой форме, рано или поздно она попытается выразить себя во всех формах. И похоть становится индикатором не только того, что я делаю, но и того, кто я есть.
Ссылка: http://safreedom.ru/index.php/knigi/sa/81-pohot.html

Получается, что у понятий вожделение и похоть есть еще одно значение, более широкое, не только связанное с сексом - это как нестерпимый голод, алчность, жадность во всем, влечение, порок, развращенность души и тела. Все это болезнь современного цивилизованного общества.